Главное место в творческом наследии Крылова занимают его мудрые, полные жизненных красок басни. В этих баснях проходит яркая галерея типов и образов, сделавшихся навсегда достоянием народа.

Басня широко известна была уже в древней Греции, Китае, Индии. Басни Эзопа, Федра, Пильпая вобрали мудрость своих народов и передали следующим поколениям многочисленные сюжеты, замечательные глубиной содержания, завершенностью и лаконизмом образного воплощения.

Особенно большой вклад в развитие этого жанра внес великий французский баснописец Лафонтен, который придал условному аллегоризму античной басни ярко национальный характер, пронизал свои басни тонким и острым галльским юмором.

Крылов высоко ценил Лафонтена.

И до Крылова в русской литературе были выдающиеся баснописцы — А. Сумароков, В. Майков, И. Хемницер.И. Дмитриев. Но жизненность и сатирическая обобщенность крыловских басен явились новым словом во всей русской литературе начала XIX века. «Выбрал он себе форму басни, всеми пренебреженную как вещь старую, негодную для употребления и почти детскую игрушку, — и в сей басне умел сделаться народным поэтом» 1,— писал о нем Гоголь.

В начале XIX века, ко времени появления басен Крылова, басня культивировалась в творчестве поэтов преимущественно сентиментального направления — И. Дмитриева, В. Л. Пушкина и др., — которые превратили басенный жанр в род салонного остроумия. Этому оторванному от жизни басенному творчеству сентименталистов Крылов противопоставил народность, реалистическую простоту и естественность своих басен, их сатирическую направленность.

Крылов, по словам Д. Бедного, — «подлинный гениальный сатирик», басням которого «сродни — и еще как сродни! — потрясающие сказки другого нашего великого сатирика — Салтыкова-Щедрина. Названием жанра —• басня, сказка — их остроты, их сатирической силы не смягчишь и не затушуешь» 2.

Вместе с сатирическими мотивами юношеской прозы Крылов воскрешает в баснях и смелость сатирического обличения, прикрывая его басенным аллегоризмом. «Истина сноснее впологкрыта»,— заявил он в одной из своих басен, но от этого «истина» не стала менее смелой и правдивой.

Сатирическое острие басен Крылова было направлено против злоупотреблений, взяточничества, невежества, корыстолюбия и круговой поруки всего государственного аппарата.

Политический смысл басен Крылова имел в виду Грибоедов, когда заставил плута и доносчика Загорецкого признать их обличительную силу:

...А если б, между нами,

Был ценсором назначен я,

На басни бы налег; ох! басни — смерть моя!

Насмешки вечные над львами! над орлами!

Кто что ни говори: Хотя животные, а все-таки цари.

Эти насмешки над Львами и Орлами у Крылова имели особенно конкретный, подчас злободневный характер, что не лишало, однако, его басни обобщающего, типизирующего значения. «Как истинно гениальный человек,— писал о Крылове Белинский,— он подобно другим, не ограничился в басне баснею, но придал ей жгучий характер сатиры и памфлета»

Крылов создает басни-сатиры, которые выражали резкую критику самодержавно-крепостнического режима («Рыбья пляска», «Пестрые овцы», «Кошка и Соловей» и др.). В «Рыбьей пляске» можно видеть намек на Аракчеева, которому Александр I поручил фактическое управление государством, а сам выступал с лицемерными заявлениями о своем сочувствии к либеральным мероприятиям. Цену этого лицемерия «монарха» Крылов с исключительной сатирической остротой показал в «Пестрых овцах».

В баснях «Бритвы» и «Булат» Крылов имел в виду события 1825 года. В первой басне он говорит о том положении, в котором оказались лучшие, передовые люди эпохи, и прежде всего декабристы, выброшенные за борт в то время, как они могли бы принести стране огромную пользу. Участь II. Тургенева, А. Бестужева, Д. Завалишина и множества других припомнилась Крылову, когда он писал:

Вам пояснить рассказ мой я готов: Не так ли многие, хоть стыдно им признаться,

С умом людей — боятся, И терпят при себе охотней дураков?

Басня «Булат» написана после отставки генерала Ермолова — популярного героя войны 1812 года, заподозренного Николаем I в связях с декабристами. Его судьбу имел в виду Крылов, подразумевая под «булатом», заброшенным в «железный хлам», талантливого полководца и государственного деятеля. Б рукописном варианте этой басни были строки, прямо относившиеся к Николаю I:

Кто, сам родясь к большим делам не сроден, Не мог понять, к чему я годен.

Крылов до конца жизни сохранил отрицательное отношение к царю и вельможным верхам. Поэтому почти символическое значение имеет его последняя (написанная им в 1834 г.) басня «Вельможа», в которой он повторяет излюбленные мотивы своей ранней сатиры, ядовито высмеивая праздного и ограниченного царского сатрапа, за которого все дела вел его секретарь.

Было бы неправильно, однако, приурочивать басни Крылова только К каким-либо отдельным конкретным фактам и событиям. Даже в тех случаях, когда эти факты и явились толчком, поводом для создания басни, ее содерлсание, ее образы, как правило, гораздо шире, чем тот факт, который натолкнул баснописца на данный сюжет. Так, например, обобщающий смысл басни «Квартет» гораздо шире, чем первоначальный повод ее написания — деятельность Государственного совета. Крылов иронически показывает в ней бесплодность любой бюрократической организации, неуспех того дела, которое осуществляется невежественными и бездарными исполнителями. Сатирический смысл этой басни сохранил всю свою остроту и до нашего времени.

При всей конкретности персонажей, наличии в основе многих из них исторических прототипов басенные образы Крылова тем и замечательны, что смысл их неизмеримо шире.

В образе царя Льва Крыловым воплощены типические черты жестокого и лицемерного самодержца, привыкшего к лести и раболепию, творящего «суд» и расправу по своему усмотрению. Эти черты особенно подчеркнуты Крыловым в таких баснях, как «Лев и Волк», «Лев на ловле» и др. При разделе добычи царь Лев не только считает «законным» захват «львиной доли», но и заявляет;

«...Смотрите же, друзья: Вот эта часть моя По договору; Вот эта мне, как Льву, принадлежит без спору; Вот эта мне за то, что всех сильнее я; А к этой чуть из вас лишь лапу кто протянет, Тот с места жив не встанет».

Львы, Волки, Лисицы, Щуки — алчные и опасные хищники, от которых нет житья скромному труженику. Это чиновники, судьи, приказные — заведомые взяточники и лихоимцы, бесчестные крючкотворы, грабящие и притесняющие народ.

В басне «Медведь у пчел» Медведь •— это крупный чиновник-бюрократ, грабящий откровенно и беззастенчиво. Он хорошо знает свою силу и безнаказанность и потому не считает даже нужным «деликатничать» и лицемерить.

Под стать ему и Волк, выступающий как алчный и грубый хищник, несколько, правда, глуповатый. Это циничный чиновный хапуга, по рангом несколько помельче и поэтому потрусливее. В таких баснях, как «Волк и Мышонок», «Волк и Журавль», «Волки и Овцы», «Волк и Ягненок», «Волк и Лисица». «Волк и Кот», «Волк и Кукушка», эти черты жадного хищника, неразборчивого в средствах поживы, наглого, самоуверенного и вместе с тем ограниченного, показаны достаточно полно и откровенно.

Иное дело — Лиса, с которой связано традиционно народное представление о лицемерном и хитром хищнике. В образе Лисы Крылов обычно имеет в виду циничного судейского чиновника или ловкого и угодливого придворного, умело устраивающего свои личные делишки, любящего поживиться на чужой беде. Вкрадчивость и льстивость у такого карьериста и корыстолюбца сочетаются с цинизмом, с умением спрятать концы в воду, остаться безнаказанным. Такова Лиса в баснях «Крестьянин и Овца», «Лев, Серна и Лиса», «Лиса-Строитель», «Крестьянин и Лисица», «Волк и Лисица», «Пестрые овцы», «Лисица и Сурок». В басне «Лисица и Сурок» Лисице с особенной наглядностью приданы черты приказного, судейского чиновника — лицемерного корыстолюбца и взяточника.

Образы Крылова связаны не только с его временем. Они имеют общечеловеческое значение, их яркие краски не померкли и сейчас. Глупое чванство и зазнайство крыловских Слонов и Мартышек, бесцеремонное отношение к общественному достоянию его Медведей и Лисиц, лицемерие и ханжество, полнейшая неспособность к делу, ротозейство и лень — все это можно встретить и сейчас.

Недаром с таким оживлением и дружным смехом встречают слушатели талантливое исполнение Игорем Ильинским «Троеженца» и «Слона и Моськи», в которых видят не просто образцы классической литературы, но и жгучую иронию по адресу тех, кто и ныне повторяет недостойное поведение крыловских персонажей.

Своеобразие басен Крылова в том, что он сумел сочетать в звериных образах черты, присущие им как представителям животного мира, и те типически-характерные свойства, которые отличают людей. В этом тонком сочетании, в реалистической правдивости и цельности каждого образа и заключалось замечательное мастерство баснописца. В персонажах его басен — Львах, Волках, Лисицах, Ослах и т. д. — неизменно проглядывает их естественное, звериное начало, и в то же время они наделены теми типическими человеческими чертами, которые в их «зверином» облике выступают особенно резко и сатирически-заостренно.

Наибольшей конкретности и выразительности Крылов достиг в баснях, действующими лицами которых являются люди. Такие басни, как «Демьянова уха», «Два Мужика», «Крестьянин в беде», «Крестьянин и Работник» и многие другие, своей реалистической выразительностью предвосхищают Некрасова.

и моральных пороков, носителями которых они являются, присущи людям разных эпох, разных социальных укладов. Ведь и в условиях нашего социалистического строя сохранились, как пережитки прошлого, те моральные недостатки, против которых боролся Крылов, создавая свои басни. Этим и объясняется неизменная жизненность его образов.

В своих баснях Крылов выступает одновременно и как сатирик и как моралист. Его сатира, осмеивая и обличая пороки и недостатки крепостнического общества, тем самым несла в себе положительный моральный идеал.

Басни Крылова основаны на свойственных народу трезвых и реалистических оценках жизненных явлений и нравственных качеств человека. Потому-то мораль крыловских басен — народная, трудовая мораль, направленная против праздности и тунеядства господствующих классов. Отражая мнение народа, Крылов настаивает на уважении к труду. Такие басни, как «Кот и Повар», «Пруд и Река», «Мельник», ратуют за активное отношение к делу, враждебны нерадивости и лени.

Крылов высмеивал лень, праздность, тщеславие, хвастовство, самомнение, невежество, лицемерие, жадность, трусость — все те отрицательные качества, которые особенно ненавистны народу. Баснописец бичует не только любителей поживиться за счет чужого труда, но также и всяческих лентяев и растяп. Тут и незадачливый Тришка, нелепо перекроивший свой кафтан («Тришкин кафтан»), и беспечный Мельник, у которого «вода плотину прососала», и неспособный к полезному труду Медведь, погубивший «несметное число орешника, березняка и вязу».

Эти образы сохраняют всю свою значимость и сатирическую заостренность и в наше время, ядовито осмеивая незадачливых растяп и бездельников, беззаботно относящихся к народному достоянию или заваливающих любую поручаемую им работу.

Источники:

  • И. А. Крылов Сочинения в двух томах / Вступительная статья Н. Л. Степанов. - М.: Библиотека "Огоне" издательство "Правда", 1956. - 475 с.

Источник: http://www.kritika24.ru/page.php?id=1918